Hlavná :: RuskoDnes ::  Diskusné fórum o Rusku  по-русски
Собака и кошка




Соба́ка и ко́шка


Ка́рел  Ча́пек
Перево́д с че́шского Д. Горбова и Б. Заходе́ра

Я о́чень при́стально наблюда́л и могу́ утвержда́ть с почти́ абсолю́тной уве́ренностью, что соба́ка никогда́ не игра́ет в одино́честве, не́т. Соба́ка, предоста́вленная само́й себе́, е́сли мо́жно так вы́разиться, пря́мо по-звери́ному серьёзна; е́сли у неё нет никако́го де́ла, она́ смо́трит вокру́г, размышля́ет, спит, ло́вит на себе́ блох и́ли что- нибу́дь грызёт – ска́жем, щётку и́ли ваш башма́к. Но не игра́ет. Оста́вшись одна́, она́ не ста́нет ни гоня́ться за со́бственным хвосто́м, ни носи́ться круга́ми по лу́гу, ни держа́ть в па́сти ве́тку, ни толка́ть но́сом ка́мень; для всего́ э́того ей необходи́м партнёр, зри́тель, како́й-нибу́дь соуча́стник, ра́ди кото́рого она́ бу́дет лезть из ко́жи. Её игра́ – неи́стовое проявле́ние ра́достного чу́вства това́рищества. Как она́ виля́ет хвосто́м то́лько при встре́че с ро́дственной душо́й-челове́ком и́ли соба́кой, - соверше́нно так же она́ мо́жет заня́ться игро́й то́лько в том слу́чае, е́сли кто-то игра́ет с ней и́ли хотя́ бы смо́трит на неё. Есть таки́е чу́ткие соба́ки, для кото́рых игра́ теря́ет вся́кий интере́с, как то́лько вы переста́нете обраща́ть на неё внима́ние: ви́димо, игра́ доставля́ет им удово́льствие то́лько при усло́вии, что она́ нра́вится и вам. Сло́вом, соба́ке для игры́ тре́буется нали́чие возбужда́ющего конта́кта с други́м игра́ющим; таково́ характе́рное сво́йство её общи́тельной нату́ры.
Наоборо́т, ко́шка, кото́рую вы то́же мо́жете вовле́чь в игру́, бу́дет, одна́ко, игра́ть и в одино́честве. Она́ игра́ет то́лько для себя́, эгоисти́чески, не обща́ясь ни с кем. Запри́те её одну́ - ей дово́льно клубка́, бахромы́, болта́ющейся бечёвки, что́бы отда́ться ти́хой грацио́зной игре́. Игра́я, она́ э́тим во́все не говори́т челове́ку: "Как я ра́да, что и ты зде́сь". Она́ бу́дет игра́ть да́же во́зле поко́йника, начнёт шевели́ть ла́пой уголо́к покрыва́ла. Соба́ка э́того не сде́лает. Ко́шка забавля́ет сама́ себя́. Соба́ка хо́чет как-нибу́дь позаба́вить ещё и друго́го. Ко́шка занята́ собо́й. Соба́ка стреми́тся к тому́, что́бы ещё кто-нибу́дь был за́нят е́ю. Она́ живёт по́лной, содержа́тельной жи́знью то́лько в сво́ре, - хотя́ бы сво́ру э́ту составля́ли всего́ дво́е. Гоня́ясь за свои́м хвосто́м, она́ и́скоса смо́трит, как к э́тому отно́сятся прису́тствующие. Ко́шка э́того де́лать не ста́нет: ей дово́льно того́, что она́ сама́ получа́ет удово́льствие. Быть мо́жет, и́менно поэ́тому она́ никогда́ не предаётся игре́ безогля́дно, самозабве́нно, со стра́стью, до изнеможе́ния, как э́то де́лает соба́ка. Ко́шка всегда́ – немно́го вы́ше свое́й игры́; она́ сло́вно снисходи́тельно и как бы гордели́во соглаша́ется развле́чься. Соба́ка уча́ствует в игре́ вся целико́м, а ко́шка – то́лько так, уступа́я мину́тному капри́зу.
Я сказа́л бы, что ко́шка принадлежи́т к поро́де иро́ников, забавля́ющихся людьми́ и обстоя́тельствами, но мо́лча, с не́которым высокоме́рием тая́ э́то удово́льствие про себя́; а соба́ка - та из поро́ды юмори́стов: она́ доброду́шна и вульга́рна, как люби́тель анекдо́тов, кото́рый без пу́блики помира́ет от ску́ки. Дви́жимая чу́вством това́рищества, соба́ка из ко́жи ле́зет вон, что́бы показа́ть себя́ с наилу́чшей стороны́; в пылу́ совме́стной игры́ она́ не щади́т себя́. Ко́шка дово́льствуется сама́ собо́й, соба́ка жа́ждет успе́ха. Ко́шка субьективи́стка; соба́ка живёт среди́ бли́жних – ста́ло быть, в ми́ре объекти́вного. Ко́шка полна́ та́йны как зверь; соба́ка проста́ и наи́вна, как челове́к. Ко́шка – отча́сти эсте́тка. Соба́ка – нату́ра обыкнове́нная. И́ли же тво́рческая. В ней есть не́что, обращённое к ко́му-то друго́му, ко всем други́м, она́ не мо́жет жить то́лько собо́й. Как актёр не мог бы игра́ть то́лько пе́ред зе́ркалом, как поэ́т не мог бы слага́ть свои́ стихи́ то́лько для себя́, как худо́жник не стал бы писа́ть карти́ны, для того́ что́бы ста́вить их лицо́м к стене́...
Во всём, во что мы, лю́ди, по-настоя́щему, с упое́нием игра́ем, есть тот же при́стальный взгляд, тре́бующий интере́са и уча́стия от вас, други́х, от всей вели́кой, дорого́й челове́ческой сво́ры...
И так же, в пылу́ игры́, мы не щади́м себя́.
1932

Текст подготовила: Greeny




Počítadlá:

Rambler's Top100
O nás :: Napíšte nám Copyright © 2015 All rights reserved.